Все материалы проекта SILVER MA предназначены для лиц, достигших 18-летнего возраста

Ссылка на это место страницы: #вверх

 В современном мире образ трикстера крайне популярен. Нарушитель границ, провокатор, шутник, действующий поперек правил и норм традиционного общества – очень притягательный герой. Сейчас без трикстера не обходится ни один сеттинг. Джокер, Джек Воробей (простите, капитан Джек Воробей), Шляпник, Локи и другие лезут из всех утюгов. Даже традиционные герои, стоящие на страже «устоев», в новых версиях книг и фильмов приобретают те или иные черты трикстера. Сценаристы и авторы добавляют к характеру своих персонажей примеси трикстерской натуры, чтобы понравиться человеку современного европейского мегаполиса, в котором, как в бурлящем вулкане, переплавляясь, смешиваются разные традиции, обычаи, принципы. Они теряют свою чистоту, форму и структуру, становятся пластичными и динамично изменяются вслед за новым модным поветрием или информационным каскадом в социальных сетях.

 Человеку, осознанно или нет, вставшему на путь трикстерства, гораздо сложнее удерживаться на нем, чем его божественному «альтер эго». Этот путь постоянно демонстрирует его собственную узость восприятия мира – такую естественную для человека. Путь трикстерства требует переходить и разрушать свои внутренние границы и заборы, призванные спасать рассудок от пугающей правды о самом себе. Человеческое сознание не способно не строить такие внутренние стены, что превращает жизнь человека-трикстера в перманентное преодоление самого себя.

 Внешнее полубезумие трикстера, его кажущаяся легкость преодоления стереотипов, рамок морали и социальных запретов, может существовать только опираясь на непрекращающийся внутренний танец на краю Бездны, в которой бурлит уже полное безумие и потеря личности, как таковой. Каждый шаг через собственные запреты – это шаг от этой Бездны. Остановившись, отказавшись от преодоления себя, человек-трикстер начинает все быстрее сползать в пучину самораспада. Уйти же от этого края у него не получится никогда.

 Человек-трикстер быстро осваивает искусство ярмарочного иллюзиониста, отвлекая внимание от своего внутреннего мира и основной тяжелой работы внутри себя на внешние, яркие и заметные проявления. Людям кажется, что трикстеру очень просто делать то, что им недоступно из-за их собственного лабиринта восприятия, так как большую часть работы трикстер делает внутри себя, когда наблюдатели отвлечены на какой-то задевающий их, кажущийся им важным формальный аспект его провокации, который сам же трикстер подсунул зрителям.

 Он постепенно превращает свою жизнь в шоу не на потеху публике или чувству собственной красоты и ловкости – все это лишь побочный эффект его внутренних процессов, скрытых под маской шутовства, скоморошества и игры. Там, внутри себя, человек-трикстер бесконечно одинок. Он танцует, шутит, стебется один на один с главным зрителем всей своей жизни – Бездной своего безумия. Главный объект его провокаций, шуток и издевок – он сам, внутри себя.